Общественная дипломатия

Литвинов-Титулеску – замечательный дипломатический тандем

Compressed file

Максим Литвинов и Николае Титулеску - две звезды первой величины в истории российско-румынской дипломатии и двусторонних отношений. Литвинов руководил советской внешней политикой с 1930 по 1939 год, Титулеску - румынской с 1932 по 1936 год.

Вместе они внесли свой вклад в создание системы безопасности в Европе. В то же время, при всех накопившихся сложных проблемах (проблема Бессарабии, румынского золота), именно на те годы приходится пик развития двусторонних отношений. Многие вещи стали известны только в последние десятилетия, благодаря сотрудничеству министерств иностранных дел, историков и архивистов в изучении и публикации дипломатических документов, связанных с историей российско-румынских отношений.

Николае Титулеску - уникальный случай - два раза подряд был президентом ежегодной сессии Лиги Наций. Жизнь и деятельность блестящего румынского дипломата хорошо известны румынским читателям, в то время, как о Литвинове известно меньше. Литвинов (его настоящее имя - Максим Максимович Валлах) родился в 1876 году в Гродненской области в Белоруссии в семье мелкого чиновника, он был «банкиром» большевистской партии, послом Советской России в Эстонии, заместителем главы советской дипломатии, а с 1930 года - народным комиссаром иностранных дел. Приложил немало усилий для переориентации советской внешней политики от союза с Германией на союз с Великобританией и Францией.

Compressed file

Союзник Румынии

Нормализация советско-румынских отношений в середине '30-х годов в большой степени носит на себе отпечаток личных отношений, сложившихся на протяжении лет между Литвиновым и Титулеску, отношений взаимного уважения и даже симпатии. Титулеску так сформулировал свое кредо в отношении восточной политики: «Да, я буржуазный либеральный демократ, но я считаю политическое сближение между Румынией и СССР жизненно важной необходимостью для моей страны... Каковы же доводы разума в пользу политического сближения Румынии и СССР? Соседство государства с территорией, более чем в четыре раза превышающей территорию Европы (за исключением России), и с населением в 162 миллиона жителей требует от соседних государств проведения либо враждебной, либо дружественной политики. Третий путь трудно представить... А теперь мы можем объективно спросить себя: «Может ли Румыния позволить себе роскошь политики, враждебной своему Великому Соседу, России?» Я убежден, что мы не можем. История показывает, что Россия всегда была союзником, а не врагом Румынии». Такая позиция не помешала Титулеску настойчиво и разумно бороться, даже в прямом контакте с Литвиновым, за признание принадлежности Бессарабии к Румынии.

Compressed file

Плечом к плечу

На международном уровне два дипломата часто следовали одним и тем же курсом, борясь за укрепление роли Лиги Наций в мире и продвигая миролюбивую политику, особенно после того, как в январе 1933 года к власти в Германии  пришел Адольф Гитлер. Позиции двух стран по  вопросу антифашистской борьбы практически совпадали. Чтобы предотвратить нацистскую опасность, заключались всевозможные блоки и соглашения. Именно тогда, в мае 1935 года, Франция подписала Договор о взаимопомощи с СССР. В следующем месяце того же года аналогичный договор с СССР подписала Чехословакия. Важную роль в достижении этих договоренностей сыграли тесные отношения Литвинова и Титулеску. Дипломатические документы подтверждают прямое участие главы МИД Румынии в разработке текста советско-французского договора. Возможно, здесь сказало свое слово и прекрасное сотрудничество двух дипломатов на протяжении двух лет в доработке и подписании Румынией и СССР в Лондоне, в 1933 году, важного договора об определении агрессии. «Тандем» Литвинов-Титулеску также хорошо проявил себя при разработке международной конвенции по Черноморским проливам (Монтрё, 1936 г.), где позиции Румынии и России полностью совпадали.

Но двусторонние усилия по созданию системы коллективной безопасности должны были бы увенчаться подписанием Договора о взаимопомощи между СССР и Румынией, образцом для которого могла бы стать советско-французскую модель. На это румынский министр получил одобрение короля Карола II и правительства Тэтэреску. Текст договора, который также предусматривал взаимный переход войск через Днестр в случае необходимости, был даже парафирован, но, к сожалению, 29 августа 1936 года Титулеску перестал занимать пост министра иностранных дел. Это прервало и восходящую линию в отношениях между двумя странами.

Настаивая на заключении такого документа, Титулеску стремился избежать международной изоляции Румынии. В 1937 году он подтвердил свою политическую дальнозоркость, заявив, что предсказуемый конъюнктурный союз Германии с Россией должен был застать Румынию уже в союзе с СССР.

В свою очередь, не сумев создать антигитлеровский блок из-за  политики «умиротворения» Гитлера, к которой прибегли западные державы (Мюнхенские соглашения 1938 года и предательская сдача Чехословакии), в мае 1939 года был отстранен от должности и Литвинов, а его пост занял Вячеслав Молотов.

Ситуация на континенте менялась, события стремительно развивались, наступала другая эпоха. После начала войны Литвинов был назначен заместителем Молотова и отправлен послом в США (1941-1943). Титулеску умер в изгнании в 1941 году, Литвинов - десятью годами позже, в Москве.

 

Воскрешая в памяти дипломатическое искусство двух дипломатов

В сентябре 2019 года в Бухаресте, в штаб-квартире Европейского Фонда «Николае Титулеску», прошла румыно-российская научная конференция, посвященная 85-летию подписания Договора 1934 года о возобновлении дипломатических отношений между Румынией и Советским Сюзом.

 

Compressed file

По этому поводу посол России в Румынии Валерий Кузьмин отметил очевидное сходство международной ситуации '30-х годов ХХ века с нынешней, когда в результате деградации договорной системы в области контроля над вооружениями  значительно возрастает опасность возникновение большой войны.

В этом контексте российский посол напомнил о дипломатическом искусстве Максима Литвинова и Николае Титулеску и подчеркнул необходимость возрождения подлинного духа многосторонней дипломатии, «культуры диалога» в современных международных отношениях.

                                                                     Текст подготовил    Вячеслав Самошкин