Наука

Эксклюзивное интервью с первым и единственным румынским космонавтом Думитру Прунариу

Думитру Прунариу: Взаимопонимание на космической орбите может быть моделью для развития взаимопонимания на Земле

- Какое значение имел ваш полет, осуществленный 40 лет назад на советском корабле "Союз-40" вместе с Леонидом Поповым, и вообще, сотрудничество в рамках программы "Интеркосмос" для судеб космических исследований в Румынии - с тех пор и по настоящее время? Какое место в этом смысле занимает Румыния в европейском плане?

- Совместный космический полет, который мы совершили 40 лет назад вместе с Леонидом Поповым, имел очень большое значение для развития космической науки и, вообще, космической области в Румынии. После этого полета Румыния вышла на более высокий уровень с точки зрения ее международного престижа - как в отношении научных исследований, так и в отношении их практического применения и даже на промышленном уровне. Сотрудничество в рамках программы «Интеркосмос» было выгодным для всех стран-участниц. Это была первая модель плодотворного международного сотрудничества между странами-партнерами.

Где сегодня находится Румыния в европейском плане? Она является членом Европейского космического агентства (ЕKA) с 2012 года. Это межправительственное учреждение, включающее 22 европейских государства, которые доказали, что они способны не только проводить научные исследования, но также и осуществлять управление научными программами и даже обладают промышленными мощностями. Румыния, Благодаря ее участию в работе ЕKА, Румынии выделили небольшую долю Международной космической станции (МКС) и европейского космодрома в Куру, откуда запускаются ракеты, потому что в зависимости от вклада каждого государства оно становятся не только партнером, но в некотором смысле и обладателем этих инфраструктур.

Compressed file

- На недавнем мероприятии в Румынской академии, посвященном 60-летию полета Юрия Гагарина и 40-летию Вашей совместной с Л.Поповым космической миссии , прозвучала идея о том, что Румыния стала региональным лидером в освоении космоса. Не является ли это преувеличением?

- Нет, это действительно так. Наше космическое агентство очень хорошо развито. Мы сотрудничаем с более чем 170 учреждениями - будь то государственные или частные, а также с академиями наук, университетами и даже промышленными предприятиями... Около 107 наших учреждений участвуют в тендерах по космическим программам - как по национальной, так и  по европейским программам...

- Вы были 103-м землянином, полетевшим в космос, а после этого Вы сделали поистине уникальную карьеру: вы работали как в области научных исследований, так и в дипломатической сфере, достигнув поста председателя Подкомитета ООН по мирному использованию внеатмосферного пространства, потом стали президентом Румынского космического агентства. Как опыт космонавта помог вам в этой работе?

- Когда выходишь в открытый космос, то видишь Землю как единое целое. Ты видишь ее как уникальную, прекрасную планету и влюбляешься в ее красоту, видимую с большой высоты. Но в то же время понимаешь, что здесь, на Земле, нужно многое сделать, чтобы она стала еще лучше и краше. Чтобы сделать ее еще более пригодной для жизни на очень долгое время - не только для нашего поколения и поколения наших детей.

В этом смысле эта концепция - сделать Землю чище, лучше, еще полезнее для людей повлияла и на деятельность, которую мне впоследствии довелось выполнять, в том числе и на дипломатическом поприще. Тот факт, что мы так хорошо сотрудничали в области освоения космоса, должен стать примером, как я считал, и для других сфер деятельности, в том числе политической, если это возможно.

Compressed file

Имея за плечами опыт космонавта, как вы видите эволюцию освоения космоса и, в первую очередь, в околоземной сфере, где, к сожалению,   все больше дает о себе знать военный фактор?

- Космическое пространство - это область, к которой с самого начала подходили не только с гражданскими, но и с военными намерениями. Космическое пространство - это область, из которой можно управлять многими процессами на Земле, в том числе откуда можно установить мировое господство. А поэтому, с самого начала космонавтики, гонка вооружений происходила и в космосе. К счастью, международные договоры, особенно касающиеся непосредственно космического пространства, некоторым образом остановили его использование в агрессивных целях. Законодательство, действительно, позволяет использовать космос в экспериментальных целях, в том числе с военной точки зрения, но не разрешает размещение ядерного оружия, особенно оружия массового уничтожения, которое может поразить очень большие участки Земли из космического пространства. Это не означает, что нельзя не отыскать ниши, через которые кто-то, у кого была возможность развить технологии, не предусмотренные в этих договорах, мог бы пойти несколько дальше в этом направлении.

Я считаю, что переговоры в этой области должны продолжаться и должна быть найдена формула прекращения милитаризации космического пространства. Ее нельзя устранить полностью,  слишком поздно. Но хотя бы ограничить ее необходимо.

- Вы смогли лично убедиться в том, что космическое пространство в принципе враждебно человеческой жизни и поэтому создает серьезные препятствия для исследования Солнечной системы, не говоря уже о проникновении человека в межзвездное пространство. Однако как Вы видите перспективы этого продвижения землян в глубокий космос, скажем, в ближайшие 100-200 лет?

- Я считаю, что мы очень мало исследовали нашу Солнечную систему. Да и на Земле есть немало мест, где мы можем еше многое узнать о нашей собственной планете и о самих себе. Обладая более широким видением,  люди науки считают, что жизнь имеет универсальный характер и развивается там, где находит благоприятные условия для своего развития. Земля - ​​одна из таких мест, из таких планет.

Исследования межпланетной системы открывают, что, оказывается, все больше и больше небесных тел имеют воду. Луна на своем южном полюсе имеет неисследованные запасы льда, у Марса лед в той или иной форме скрывается под его коркой, на естественных спутниках планет-гигантов - Юпитера и Сатурна - имеется вода. И можно ожидать, что в этих местах существуют определенные формы жизни или, по крайней мере, существовали когда-то в прошлом. Мы не знаем точно когда. Вот почему мы очень тщательно их исследуем. Планета Марс, во всяком случае, является примером таких тщательных исследований с целью определить, была ли там жизнь и при каких условиях человек может выжить на этой планете. Конечно, предприниматели, мечтатели, миллиардеры, такие как Илон Маск, говорят нам, что через несколько десятилетий - но не сотни! - мы будем иметь на Марсе колонии в миллион человек. Действительно, новые космические корабли последнего поколения, будучи перезаправлены в полете, смогут перевозить по 20 астронавтов либо на Луну, либо даже на планету Марс. Там можно будет построить базы, производящие топливо, чтобы перезаправить корабль и доставить людей на Землю. До недавнего времени это были мечты. Теперь мы видим, что они постепенно сбываются. Убежден, что через 10-20 лет мы увидим  не только людей в большом количестве на Луне, но и первые экипажи на планете Марс.

- Вы говорили, что личность Юрия Гагарина оказала на Вас сильное влияние. Какие человеческие и профессиональные качества российских космонавтов, которых вы хорошо знали, привлекали вас больше всего?

-  К сожалению, у меня не было возможности лично знать Юрия Гагарина. Когда я прибыл в Звездный городок, прошло 10 лет после катастрофы, в которой он погиб. Но у меня была возможность встретиться с российскими космонавтами - очень хорошими специалистами, целеустремленными людьми, которые полны решимости делать все для науки и для своей страны. Как люди они потрясающие, как специалисты - тоже.  Если вы подружитесь с ними, вы обнаружите много общего между нашими культурами, нашими характерами, в нашем  образе жизни, мы исповедуем одну религию и многие обычаи у нас схожи. Итак, мы понимали друг друга, ведь контекст нашего знакомства был высшего уровня - не на улице где-то, где люди, бывает, и ссорятся - мы воспринимали этот контекст с гораздо более высокой точки зрения, с точки зрения перспективы продолжения совместных научных исследований, с точки зрения взаимного обмена культур двух народов. В результате нам удалось найти много точек соприкосновения.

То, как понимают друг друга космонавты всего мира, находясь на орбитальной станции - русские, американцы, японцы, европейцы - я бы хотел, чтобы стало примером и для каждого из нас в отдельности, чтобы все мы понимали друг друга точно таким же образом. 

- Вы были и послом Румынии в Москве. Имеют ли отношения между Румынией и Российской Федерацией шанс стать нормальными и плодотворными в плане сотрудничества на разных уровнях, в том числе в научной сфере?

- Действительно, я был послом в Российской Федерации, и одной из моих задач было нормализовать отношения между нашими государствами. Конечно, с политической точки зрения у нас могут быть разные точки зрения: Румыния - это страна, которая входит и в Европейский Союз, и в НАТО. Но, прежде всего, с точки зрения экономического сотрудничества многое еще можно сделать. Российская Федерация была рынком для многих румынских товаров, которые очень ценились, начиная с мебели, обуви и так далее. И некоторые из этих товаров все еще ожидаю в России, потому что есть пожилые люди с ностальгией по тому периоду, когда эта продукция экспортировалась из нашей страны. Мы получили выгоду от импорта из Российской Федерации во многих сферах деятельности. Было бы желательно, чтобы с экономической точки зрения наш восточный сосед предложил нам, а мы предложили ему разнообразную продукцию, подключили мощности для этого, на основе взаимных договоренностей, выгодных для обеих сторон. Хочу повторить: мы не обязательно должны разделять политические или иные точки зрения, принадлежать к одним и тем же международным организациям - во многих мы участвуем вместе, в других - нет, и они имеют расхождения. Но мы могли найти точки сотрудничества, взаимодействия. Другими сферами сотрудничества могут быть научная и, конечно же, культурная.

Compressed file Compressed file Compressed file